abvstrechi (abvstrechi) wrote,
abvstrechi
abvstrechi

Как читать Евангелие? Ч.3. Евангелие от Марка

Итак, учитывая все сказанное в предыдущих постах, приступим к изучению самого короткого, самого
«простого» Евангелия от Марка. Но сначала, давайте, уточним некоторые детали.
Начнем с имени Иисус Христос. Что означает это имя и почему оно двойное?
Иисус — это переложение на греческий язык еврейского имени Иешуа, весьма распространенного в Палестине того времени. Оно означает «Господь спасает». Церковная традиция сохранила смысл этого имени, называя Иисуса Спасом (т.е. Спасителем).
Христос по-гречески означает «Помазанник». Это перевод еврейского слова
«Мессия», которое чаще всего употреблялось по отношению к царям-помазанникам, т.е. получившим от Бога особое благословение на царствование.

Здесь мы сделаем небольшое отступление и расскажем о мессианских ожиданиях того времени.

В I веке н.э. Палестина переживала очередной кризис, связанный с римской оккупацией. Осознавая себя народом, рожденным в результате чудесного вмешательства Бога, Который освободил его из египетского рабства, жители Палестины ожидали Его нового и явного вмешательства в свою жизнь.
Такие ожидания обретали конкретные очертания в виде мессианской фигуры Царя-освободителя из рода Давидова, который явится в Судный день Господнего гнева. По представлениям того времени этот Мессия или по-гречески Христос должен был положить конец очередному пленению Израиля, уничтожить его врагов и окончательно установить власть Бога Израилева по всей земле. Эти события связывались с обновлением Завета, о котором говорили многие пророки. Например, пророк Иеремия:
«Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет» (Иер. 31, 31).

В этой статье мы не станем подробно комментировать все Евангелие от Марка, предоставляя читателю составить свое представление об этом произведении. Тем не менее, попробуем задать некоторые направления для размышлений, формулируя скорее вопросы, чем ответы.
Итак, Евангелие от Марка начинается с Крещения Иисуса, которое совершает Иоанн Предтеча (его еще называют Иоанном Крестителем). Он первым признает Христа в пришедшем к нему креститься Иисусе.
По-гречески слово «крещение» — «баптисма» — означает «погружение в воду». Во времена Иоанна Крестителя такие ритуальные омовения свидетельствовали о внутреннем очищении человека, о его обращении от греха к Богу. Зачем же Иисус Христос прошел ритуал очищения, предназначенный для грешника, для того, кто отвернулся от Бога? В чем смысл Крещения Иисуса Христа? Ответ на этот непростой вопрос, встающий после прочтения первых стихов Евангелия от Марка, можно найти, лишь осознав и вместив всю Благую Весть.

Вскоре Иисус призывает первых учеников и совершает те действия, которые, согласно пророчествам, ожидали от Христа (например, исцеления). Однако Он не предает их всенародной огласке, порой просто запрещая исцеленным рассказывать о происшедшем. Со Своими учениками Он путешествует в основном вокруг моря Галилейского (Геннисатетского озера). Иногда Он подвергает учеников смертельной опасности, заставляя их пересекать на лодке это озеро в непогоду. Рассказы о таких «хаотических» передвижениях Иисуса с учениками продолжаются ровно до середины Евангелия, до того момента, когда апостол Петр признаёт (исповедует) Христа (т.е. Мессию) в Иисусе. За этим незамедлительно следует очередной запрет на разглашение. Затем происходит таинственное Преображение Иисуса перед тремя учениками на горе, которую церковное предание называет Фавор. Это событие имеет явные параллели (какие?) с загадочным Крещением Иисуса в самом начале Благой Вести. И вновь следует запрет на разглашение. Между исповеданием Петра и Преображением, помещенными в центр Евангелия, Иисус впервые открывает Своим ученикам, что Ему предстоит дорога в Иерусалим, где Он будет отвергнут и убит и в третий день воскреснет (см. Мк. 8,31).
Отсюда начинается вторая часть Евангелия: крестный путь Христа в Иерусалим и события Страстной недели. А Его ученики тем временем задаются вопросами: «кто будет большим», «кто сядет справа и слева от Христа в Его славе» (см. Мк. 10,35-45)?
Каким же представляют себе Петр и другие апостолы в это время Христа и Его дальнейшие действия? Каково значение Преображения и почему оно вместе с исповеданием Петра помещено в центр Благовестия?
На эти и другие вопросы, неизбежно возникающие у внимательного читателя, необходимо искать ответы. На каждый вопрос можно найти несколько ответов,

особенно, если они отражают разные смысловые уровни понимания. В этом и заключается путь постижения Евангелия, а заодно и возможность по слову ап. Петра
«дать ответ всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании» (1 Петр. 3,15).

Как уже говорилось, в этой брошюре мы не будем детально разбирать Евангелие от Марка, предоставляя читателю возможность самому найти ответы на возникающие вопросы, чтобы затем обсудить их со священником или теми прихожанами, которых он порекомендует. Но в качестве примера и введения в евангельские реалии, давайте, подробнее поговорим о некоторых событиях Страстной недели.

Страстная неделя



За несколько дней до Пасхи, когда в Иерусалим стекались толпы паломников и его население увеличивалось в несколько раз, Иисус торжественно въехал в Священный город на молодом осле. Теперь это было совершенно открытое и всенародное заявление о Себе, как о Христе, ибо согласно пророку Захарии именно так должен был въехать в Иерусалим Царь-освободитель (см. Зах. 9,9). Народ хорошо понял это, встречая Иисуса радостным ликованием и пением псалмов.

Иерусалимский храм



Следующим событием, о котором нам повествует Евангелие от Марка, становится пребывание Иисуса в Иерусалимском храме, во время которого Он выгоняет торгующих, опрокидывает столы менял и прилавки продающих голубей для жертвоприношений.
Рассказ об этом событии, совершенном среди бела дня, да еще во время наплыва паломников, предваряется упоминанием о бесплодной смоковнице, которую Иисус проклинает по дороге в Храм. Продолжение рассказа о смоковнице появляется сразу вслед за рассказом о пребывании Иисуса в Храме, но только теперь она уже засохла до корня.
Здесь мы сделаем небольшое отступление и вернемся к тому, как построены Евангелия. В свое время мы говорили о большом значении повторяющихся слов, выражений и образов в произведениях устного творчества. Сейчас перед нами пример такого повторения: рассказ о действиях Иисуса в Храме оказывается заключенным в рассказ о судьбе бесплодной смоковницы. Такое строение, с одной стороны, выделяет рассказ о происшедшем в Храме, с другой стороны, связывает его с рассказом о смоковнице: Иерусалимскому храму предстоит повторить судьбу засохшей смоковницы.
Так в евангельских текстах повторы способствуют возникновению связей между частями одного рассказа, между разными рассказами и даже между сборниками рассказов. Поэтому правильное восприятие текста требует определенной мыслительной работы: почему данный текст оказался выделенным? Или как влияет на наше восприятие данного рассказа возникшая параллель с другим рассказом? Словом, евангельский текст постоянно ставит перед нами вопросы, поиск ответов на которые и позволяет нам следовать по пути становления.

На следующий день Иисус опять приходит в Храм. Здесь с Ним беседуют самые разные представители религиозных и политических течений: первосвященники, старейшины, книжники, фарисеи, саддукеи, иродиане… Затем Он выходит из Храма, и один из Его учеников начинает восхищаться красотой храмового комплекса. В ответ ему Иисус говорит о предстоящем разрушении Храма. Далее начинается пророческая беседа на Елеонской (Масличной) горе, основной темой которой является это разрушение.

Теперь, спустя две тысячи лет после того, как Храм был разрушен, нам, людям, живущим к тому же вдалеке от тех мест, очень трудно представить себе значение, которое занимал Иерусалимский храм в сознании жителей Палестины середины I века. Их представление об обитаемом пространстве можно изобразить в виде концентрических кругов, центром которых был этот Храм. Внешний круг охватывал все известные иудеям народы, которые еще не познали Бога Израилева. Внутри этого круга располагалась земля Обетованная, отданная Господом Богом народу, который Он избрал. Поэтому всё, что находилось вне этой области, называлось «тьмой кромешной» (внешней темнотой), ибо свет истинного Бога еще не просветил эти места. В центре земли Обетованной находился Иерусалим, внутри которого располагался Храм. В Храме самым священным местом было Святая Святых, отделенное специальной завесой от остальных помещений. Это было место Божественного присутствия, точка, где соединяются небо и земля. Согласно древнему преданию в Святая Святых находился «Эвен а-Штия» — камень основания, с которого Бог начал сотворение мира. Сейчас на этом месте возвышается мечеть Куббат ас-Сахра — «Купол Скалы». Скала и есть тот самый камень основания, находящийся внутри мечети и окруженный позолоченной решеткой.
Значение Храма для тогдашней Палестины трудно переоценить. В Храме постоянно совершались жертвоприношения, подтверждавшие пребывание Бога среди Своего народа. Храм давал возможность избавляться от греха и нечистоты, как отдельному человеку, так и всей иудейской общине. Выполняя эту искупительно- очищающую функцию, сам Храм постепенно осквернялся, и поэтому один раз в году совершался специальный ритуал по Его очищению. Этот налаженный механизм, поддерживающий взаимоотношения Бога и Его народа, был связан исключительно с Храмом.
В три главных иудейских праздника (Пасхи, Пятидесятницы и Кущей) иудеям было предписано совершать паломничества в Иерусалим. Праздникам соответствовали особые храмовые богослужения и жертвоприношения.
Кроме всего перечисленного, Храм был центральным политическим символом иудейского народа: его восстановление в VI веке до н.э. после вавилонского пленения или его очищение Маккавеями в 164 году до н.э. отражало меру независимости иудейского государства.

Итак, основной темой Евангелия от Марка с 11 стиха 11 главы до начала 14 главы становится отношение Иисуса к Иерусалимскому храму и предсказание о его грядущем разрушении. Иногда эпизод с опрокидыванием столов и прилавков называют
«очищением Храма». Но так ли это?
Весь контекст, включая рассказ о бесплодной смоковнице, свидетельствует о том, что действия Иисуса возвещали суд Божий о земном храме, время которого подошло к концу. Те представления о Судном дне, которые сложились у жителей Палестины, — победа Израиля над языческими империями и поклонение всех народов единому Богу в Его единственном храме — оказались не соответствующими Божественному замыслу о спасении человечества.

Притча о злых виноградарях



Иисус сознательно шел на смерть, хорошо понимая, кем Он будет осужден. Именно им, духовным и политическим вождям иудейского народа (первосвященникам, старейшинам и книжникам) Он рассказал в Храме притчу о злых виноградарях:

«И начал говорить им притчами: некоторый человек насадил виноградник и обнес оградою, и выкопал точило, и построил башню, и, отдав его виноградарям, отлучился.
И послал в свое время к виноградарям слугу — принять от виноградарей плодов из виноградника. Они же, схватив его, били, и отослали ни с чем. Опять послал к ним другого слугу; и тому камнями разбили голову и отпустили его с бесчестьем. И опять иного послал: и того убили; и многих других то били, то убивали.
Имея же еще одного сына, любезного ему, напоследок послал и его к ним, говоря: постыдятся сына моего. Но виноградари сказали друг другу: это наследник; пойдем, убьем его, и наследство будет наше. И, схватив его, убили и выбросили вон из виноградника.
Что же сделает хозяин виноградника? — Придет и предаст смерти виноградарей, и отдаст виноградник другим» (Мк. 12,1-9).

В этой притче Иисус использует образ виноградника из книги пророка Исайи.
Поэтому давайте обратимся к этой книге:
«Воспою Возлюбленному моему песнь Возлюбленного моего о винограднике Его. У Возлюбленного моего был виноградник на вершине утучненной горы, и Он обнес его оградою, и очистил его от камней, и насадил в нем отборные виноградные лозы, и построил башню посреди его, и выкопал в нем точило, и ожидал, что он принесет добрые грозды, а он принес дикие ягоды.
И ныне, жители Иерусалима и мужи Иуды, рассудите Меня с виноградником Моим. Что еще надлежало бы сделать для виноградника Моего, чего Я не сделал ему? Почему, когда Я ожидал, что он принесет добрые грозды, он принес дикие ягоды?
Итак, Я скажу вам, что сделаю с виноградником Моим: отниму у него ограду, и будет он опустошаем; разрушу стены его, и будет попираем, и оставлю его в запустении: не будут ни обрезывать, ни вскапывать его, — и зарастет он тернами и волчцами, и повелю облакам не проливать на него дождя» (Ис. 5, 1-6).

Обращаясь к этому известному образу, Иисус актуализирует древнее пророчество, которое было сказано почти за восемь веков до Страстной недели и относилось к совсем иным событиям. Но перед обитателями Палестины I века сразу возникали параллели: виноградник на горе, обнесенный стенами, с башней посреди него — Храмовая гора, стены Иерусалима, Храм. Ученики же Иисуса становятся свидетелями еще одной параллели: бесплодный виноградник — бесплодная смоковница. Следовательно, тема суда, разрушения Иерусалима и Храма звучит также и в этой притче.
Однако, прибегая к известному образу, Иисус дополняет его введением новых персонажей: виноградарей, слуг хозяина виноградника и, главное, сына хозяина виноградника. Как мы уже отмечали, именно виноградарям, т.е. духовным и политическим вождям иудейского народа Иисус рассказывает притчу о том, как они Его убьют, а затем будут сами осуждены хозяином виноградника. И они прекрасно понимают этот намек, но боятся волнений народа и только поэтому сразу же не арестовывают Иисуса.
О чем же еще говорит Иисус в этой притче? Прежде всего, Он называет Себя
«сыном хозяина виноградника». В представлении тогдашних Его слушателей Хозяин виноградника — это Сам Господь Бог. Следовательно, Иисус называет Себя «Сыном Божьим». Отметим, что в Евангелии от Марка об этом Он говорит впервые. До этого так Его называли только бесы, которых Он изгонял (например, Мк. 5,7) и запрещал им это разглашать (см. Мк. 3, 11-12). Как понимали тогда это выражение? (Напомню, что представление о Боге Троице — Боге Отце, Боге Сыне и Боге Святом Духе —

сложилось гораздо позже евангельских событий и отражает их христианское осмысление.)
Анализ ветхозаветных книг и иных текстов свидетельствует о том, что выражение «сын Божий» сильно менялось на протяжении всего ветхозаветного периода. Ветхому Завету свойственно два основных смысловых значения этого выражения: «сыны Божии» — ангелы (например, книга Иова и книга пророка Даниила), но гораздо чаще «сыны Божии» — это представители богоизбранного народа (см. Исх. 4,22; Втор. 14,1-2; Ис. 45,11; Иер. 31,6; Ос.11,1; многие псалмы). В дальнейшем (например, в книге Премудрости Соломона) проявляется тенденция называть «сынами Божиими» не всех представителей народа Израиля, но лишь праведников. Ко второму толкованию следует добавить интересную вариацию «сын Божий» — «сын Давидов», которая возникает во второй книге Царств (2 Цар. 7,12-14). Затем это толкование становится мессианским, т.е. относящимся к ожидаемому Христу.

А теперь вернемся к притче о злых виноградарях. Обратим внимание на то, что
«сын хозяина виноградника» ставит себя существенно выше пророков, которые в притче названы слугами. Что же подразумевает Иисус под выражением «сын хозяина виноградника», если даже такие выдающиеся представители богоизбранного народа, как пророки, поставлены гораздо ниже? Может быть, Он заявляет о Себе как о Христе
— Сыне Давидовом, т.е. потомке царя Давида? Но и это толкование оказывается неполным. Чтобы сделать такой вывод, достаточно внимательно прочитать последующие беседы в Храме, которые заканчиваются именно этим вопросом:
«Продолжая учить в храме, Иисус говорил: как говорят книжники, что Христос есть Сын Давидов? Ибо сам Давид сказал Духом Святым: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. Итак, сам Давид называет Его Господом: как же Он Сын ему?» (Мк. 12, 35-37).
Здесь Иисус обращается к 109 псалму, в котором говорится о воцарении Христа, сидящего одесную (справа от) Господа Бога. Таким образом, Иисус показывает, что во Христе главное не происхождение от царя Давида, а таинственная близость с Господом Богом! Об этом Он открыто скажет Каиафе на суде: «и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных» (Мк. 14, 62), — после чего первосвященник раздерет свои одежды в знак услышанного богохульства.

Тайная вечеря



Вслед за пророческой беседой на горе Елеонской, мы читаем о том, как одна женщина помазала Иисуса благовониями. Это помазание Он воспринимает, как подготовку Своего тела к погребению. Рассказ содержит важный комментарий Иисуса:
«Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что она сделала» (Мк. 14,9), из которого следует, что Его грядущая смерть положит начало возвещению Благой вести по всему миру.
Затем следует описание Тайной вечери. Согласно Евангелию от Марка, Тайная вечеря была пасхальной трапезой, той самой, с которой иудеи начинали праздновать праздник Пасхи. А теперь вспомним, что Иисус впервые всенародно заявил о Себе как о Мессии, торжественно въехав в Иерусалим за несколько дней до этого праздника. Следовательно, иудейский праздник Пасхи имел непосредственное отношение к искупительному подвигу Иисуса Христа.

Что же означал для евреев того времени праздник Пасхи, и с какими историческими событиями он был связан?



В представлении иудеев события, связанные с праздником Пасхи, имеют основополагающее значение. Именно в эту ночь полнолуния первого весеннего месяца Бог освободил евреев из египетского рабства. С этого момента началось их сорокалетнее странствие через пустыню в землю обетованную, во время которого кочевое племя рабов ощутило себя свободным народом. Странствие, во время которого Сам Бог заключил с этим народом Союз-Завет и дал ему Свои заповеди.
Исходу предшествовали важные события, детали которых затем легли в основу ритуала пасхальной трапезы. Речь идет о последнем, десятом наказании египтян, после которого фараон, наконец, разрешил евреям уйти из Египта. Это наказание заключалось в том, что смерть поразила первенцев в каждой семье, живущей в Египте, за исключением тех домов, чьи двери были помазаны кровью жертвенного животного
— ягненка или козленка. Этот «агнец мужеского пола, без порока» в дальнейшем стал основой иудейской пасхальной трапезы и даже стал называться так же, как и сам праздник — пасха.
Агнцем полагалось обзавестись 10-го нисана, т.е. за пять дней до Пасхи, а во второй половине дня 14-го нисана его заколоть. Такое заклание должно было совершаться в Иерусалимском храме. Затем жители города вместе с прибывшими паломниками расходились по домам, чтобы наступившей ночью в кругу семьи или в
«малых братствах» съесть его целиком до восхода солнца (см. Исх. 12, 3-11).
Как мы уже отмечали, мессианские ожидания евреев в I веке были очень велики. Не обошли они и пасхальную трапезу, проходившую в ожидании грядущего освобождения, прообразом которого был исход из Египта. Достаточно сказать, что к тому времени ритуал уже включал т.н. «чашу пророка Илии». Она означала грядущее окончательное освобождение Израиля Мессией, о котором должен был возвестить вернувшийся пророк Илия. Кроме того, на рубеже нашей эры иудейская традиция диаспоры связала кусок пресного хлеба, съедаемый в конце пасхальной трапезы, с ожидаемым Мессией.
Итак, во время пасхальной трапезы с ее атмосферой, ее последованием и символами, среди которых немаловажную роль играла спасающая от смерти кровь агнца и его вкушение, Иисус Христос «взяв хлеб, благословил, преломил, дал им и сказал: «Приимите, ядите; сие есть Тело Мое». И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из нее все. И сказал им: «Сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая»» (Мк. 14, 22-24).
Как было показано выше, все было готово к пришествию Христа: иудеи ожидали Его, причем согласно своему преданию они ожидали его именно в пасхальную ночь. Также они ожидали обновления Завета, о котором говорили пророки Исайя, Иеремия, Иезекииль. Однако полной неожиданностью стало то, что это обновление Завета произошло через смерть Мессии, Который заменил Собой пасхального агнца.
Кроме этого, Иисус установил совершенно новое последование трапезы, которое заменило храмовое жертвоприношение, делая по сути ненужным само существование Иерусалимского храма. Это последование, в котором хлеб соотносится с телом Христа, а вино — с Его кровью, прямо свидетельствовало о Его грядущей добровольной и искупительной смерти. Таким образом, средоточием ожидаемого избавления стал Сам Иисус, Его грядущая смерть и воскресение.
Подобно тому, как вкушение пасхального агнца означало для иудея его причастность к народу, спасенному от египетского рабства, участие христианина в Тайной вечери означает участие в Христовой победе над смертью.
Новый ритуал определяет и общину спасаемых — тех, кто причащается спасительного Тела и Крови. Соединяясь в причастии со Христом, эта община теперь сама являет собой воскресшее Тело Христово — Церковь — новый Храм Святого Духа Божия, заменивший храм в Иерусалиме.

Суд над Иисусом



После Тайной вечери Иисус приходит в Гефсиманию — масличный сад, расположенный у подножия Елеонской (Масличной) горы. Здесь Он молится в присутствии Петра, Иакова и Иоанна. Эта подробность сближает рассказ о смертной скорби Иисуса с рассказом о Его Преображении. (Почему?)

Затем следуют арест и суд над Иисусом. Для первосвященника — главного хранителя ветхозаветного порядка с его храмовым жертвоприношением и самим Храмом, чьим служителем он и являлся, Иисус был лжепророком, посягающим на самое святое и сбивающим народ Израиля с истинного пути. За это согласно книге Второзакония полагалась наказание смертью (см. Втор. 13).
В то время первосвященник был также председателем синедриона — высшего государственного органа иудеев, включавшего в себя функцию верховного суда и позволявшего разбирать дела подобного рода. В состав синедриона входили представители известных священнических родов (первосвященники), местная аристократия (старейшины) и учителя Закона (книжники). Как мы видим, это те самые лица, которым Иисус рассказал в Храме притчу о злых виноградарях и которые уже тогда хотели «схватить Его, но побоялись народа» (Мк. 12,12) .
Римская оккупация ограничила власть синедриона, поэтому смертный приговор надо было утвердить у Понтия Пилата. Пилату, как представителю римской власти, были чужды тонкости религиозного иудейского законодательства, поэтому представители синедриона обвинили Иисуса в провозглашении Себя царем Иудейским без какого-либо согласования с римской властью. Эта «официальная» вина Иисуса была зафиксирована в надписи на кресте: «Царь иудейский». Пилат, видимо, на всякий случай перестраховался, чтобы его не обвинили в измене римскому императору.
Текст Евангелия от Марка хорошо различает два разных обвинения Иисуса: со стороны иудейских властей (лжепророчество) и со стороны Рима (претензия на царство). Об этом можно судить по действиям храмовых служителей сразу после обвинения Иисуса в богохульстве, и по поведению римских воинов после утверждения Пилатом смертного приговора. Храмовые служители «начали плевать на Него и, закрывая Ему лице, ударять Его и говорить Ему: прореки» (Мк. 14, 65), а воины, одев Его в багряницу (т.е. в подобие царского облачения) и сплетя терновый венец (т.е. подобие короны), начали издеваться над Ним: «Радуйся царь Иудейский!» (Мк. 15, 17- 18).
Таким образом, ответственность за смерть Иисуса иудеи поделили с язычниками в лице римлян.

Хронология последнего дня земной жизни Спасителя



Теперь, исходя из Евангелия от Марка, давайте, восстановим хронологию последнего дня земной жизни Спасителя. Для этого нам потребуются некоторые исторические сведения.
Во-первых, согласно Библии, сутки начинаются с вечера. Во-вторых, в Палестине того времени сутки делились на две части: ночь — от заката солнца до восхода, и день — от восхода до заката. В свою очередь, как день, так и ночь были поделены на двенадцать частей, которые назывались «часами». Эти «часы» отличались от современного представления о часах, потому что в зависимости от времени года их продолжительность существенно менялась. Например, летом, когда день длиннее, чем ночь, соответственно и летний дневной час (1/12 от этого промежутка времени) был

длиннее ночного. В середине дня, т.е. по истечении шестого часа, солнце всегда было в зените, и, таким образом, шестой час всегда означал самое светлое время суток.
В таком случае, Тайная вечеря, Гефсиманское борение и арест — все это события одних и тех же суток, которые наступили с заходом солнца: Тайная вечеря — вечером, арест — ночью, разбирательство у первосвященника — до пения петухов; ранним утром Иисуса привели к Пилату, и его судилище закончилось к третьему часу (т.е. около девяти утра), затем Иисуса распяли. Иисус умер в девятом часу дня (см. Мк. 15, 34), т.е. примерно в три часа дня по современному счету. Тьма же настала в шестом часу (см. Мк. 15, 33), т.е. в полдень.

Погребение



Евангелие сообщает нам, что днем распятия была пятница (см. Мк. 15, 42), т.е. канун субботы, в течение которой по иудейскому Закону запрещены всякие работы и ограничены перемещения.
Праздник Пасхи иудеи отмечают в первое полнолуние весны. В это время года в районе Иерусалима солнце заходит примерно в полседьмого вечера по современному счету.
Следовательно, всего за три с половиной часа нужно было закончить с погребением, чтобы успеть до наступления субботы. Для этого надо было добиться аудиенции у Пилата и получить его разрешение; а он еще посылал сотника, чтобы убедиться в смерти Иисуса. Затем надо было купить плащаницу, определиться с местом погребения, снять тело с креста, перенести в гробницу, уложить и вернуться домой. Вот почему погребальный обряд не был завершен, и уже «по прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его» (Мк. 16, 1), т.е. завершить погребение.

Воскресение



Ранним утром первого дня недели (суббота была завершением недели и потому днем седьмым (см. Быт. 1; 2, 1-3)) женщины пришли к уже пустой гробнице. В этот же день начались явления воскресшего Иисуса Его ученикам. Об этих событиях Евангелие от Марка рассказывает очень скупо. Однако, внимательно изучив все книги Нового Завета, можно составить довольно полное представление об этих событиях.
Для нас же сейчас важнейшим событием является Воскресение Христово, реальность которого стала основой веры первых христиан. «Если Христос не воскрес, то тщетна и вера ваша», — писал апостол Павел христианам Коринфа (1 Кор. 15,14).
Как мы уже отмечали, действия Иисуса Христа никак не вписывались в тот образ Мессии, который рисовали себе жители Палестины. Поэтому, если бы Христос не воскрес, никому бы даже и в голову не пришло признать Иисуса Мессией после Его смерти, самой позорной по представлениям того времени, а затем проповедовать Благую Весть о победе над смертью вплоть до собственной мученической кончины. Вспомним, что согласно Церковному преданию, все апостолы, кроме ап. Иоанна Богослова, были умерщвлены.

Евангелие заканчивается словами об исполнении пророчества, которое Иисус возвестил первосвященнику на суде: «И так Господь, после беседования с ними, вознесся на небо и воссел одесную Бога», а также о начале евангельской проповеди апостолов: «А они пошли и проповедовали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями. Аминь» (Мк. 16, 19-20).

На этом мы заканчиваем обзор Евангелия, который можно было бы назвать
«кратким введением в Евангелие от Марка», и очень надеемся, что эта брошюра приведет читателя к новым вопросам. Ищите на них ответы! Читайте и перечитывайте Евангелия. И помните, что всякий «ищущий находит» (Мф. 7,8).
Tags: Библия, Евангелие
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments